В России переболевшие туберкулезом рассказали об этом заболевании

Категория: здоровье Опубликовано: 08.02.2019

Герои этого материала — абсолютно благополучные молодые люди, которые строили семьи, карьеру, жили и работали. Пока, как гром среди ясного неба, не прогремел диагноз: «У вас туберкулёз». Как сложилась их жизнь дальше? И есть ли вообще шанс на нормальную жизнь после этой болезни?

Алексей, предприниматель, 31 год

Я заболел два года назад. При этом, как наши врачи говорят, я не человек с низкой социальной ответственностью. У меня свой бизнес по ремонту техники, семья, маленький сын. В тот год всё навалилось как-то одновременно: у меня только-только сын родился и тут же умер отец. Я не знал, радоваться первому или горевать по второму, сердце щемило от тоски по отцу, а жизнь заставляла радоваться появлению сына. От всех этих переживаний я стал очень нервным, измотанным. Потом не заметил, как простыл. Лечился чем придётся: чай с мёдом и малиной и какие-то леденцы для горла.

Начал кашлять, к этому прибавлялись бессонные ночи с малышом и похороны отца. Кашель усилился, я пошёл к врачу — меня отправили на флюорографию, я пришел на процедуру, и там меня ждала километровая очередь. Естественно, я тут же передумал и ушёл. Через какое-то время я уже начал сильно худеть, появилась сильная слабость. Жена не смогла на это смотреть: пинками выгнала в больницу. Там я всё же прошел флюорографию, и мне поставили диагноз «пневмония». Отправили к другому врачу, там посмотрели меня и сказали — вы не наш клиент. Я тогда молился — только бы не рак. От пневмонии и туберкулёза, я считаю, вылечиться можно, но от рака — нет. Врачи посмотрели и сказали — у вас, похоже, туберкулёз. Я, честно говоря, был в шоке и с таким скепсисом отнёсся к этому заявлению. У меня туберкулёз?! Да вы совсем там с ума сошли, похоже, подумал я тогда.

Пришёл в платную клинику — мне ещё раз сделали проверку. Диагноз подтвердился. Ещё как. С этими снимками и заключениями я отправился в тубдиспансер. Оттуда меня снова направили на флюорографию — в поликлинике меня снимали со всех сторон. Два часа со мной врач возилась, не показала пренебрежения к моей болячке. Спокойно надела маску и начала осмотр.

Первая мысль была действительно — да не может этого быть! Вторая — а вдруг я сына заразил?! За родных очень боялся. Все они за это время по два раза в год проверяются. Но, слава Богу, обошлось.

Потом мне поставили открытую форму болезни. Я сразу сообщил всем, с кем контактировал в тот период: им тоже нужно было провериться.

После всех анализов, беготни я переехал в диспансер. Это был ад. Меня лечили непонятно чем, кормили непонятно чем. Я гнил заживо, а меня лечили не тем лекарством. Понимаете? Спасибо родным, они не отвернулись от меня. Не бросили. Жена приезжала по мере возможностей, издалека показывала сына. Видеть близких, любимых и не иметь возможности к ним прикоснуться, обнять их, потискать сына — это меня убивало ещё сильнее.

Но пришлось научиться жить в тубдиспансере. Вы не представляете, как это. Диспансер — это отдельный мир, отдельная страна. Здесь всё с ног на голову переворачивается. Здесь люди пытаются жить, общаться. У нас также есть Новый год, день рождения, мы стараемся отмечать эти праздники. Ходим гулять, читаем, развлекаемся, как можем, как-то в хорошую погоду и на шашлыки выбирались. Первое время мне было жутко от того, как громко и близко здесь ходит смерть. 
Сейчас я почти здоров, я выдыхаю стерильный воздух. Но болезнь в прямом и переносном смысле прожгла во мне дыры. Дыры в легких и дыры в сердце.

Дмитрий, ведущий мероприятий, 25 лет

Болезнь пришла ко мне в этом году, весной. Заразиться я мог и пять, и десять лет назад, а заболел сейчас. Не пью, не курю, матом не ругаюсь, в целом я, как говорят, очень хороший мальчик. Веду здоровый образ жизни. Единственная беда — нервы, проблемы в личной жизни, на работе стычки с начальством. Да и сама профессия, работать каждый раз в новом коллективе — большой стресс. Видимо, иммунитет не справился и дал сбой. Полгода я уже лечусь от туберкулёза, у меня поражено левое лёгкое.

Когда мне назвали диагноз, я не поверил. Никаких симптомов вроде кашля, ночного пота не было. Я даже сходил в платную клинику и там сделал флюорографию. Мне подтвердили подозрение на туберкулез. Удивлению не было предела. Ребят, вы что-то напутали, точно!

При поступлении сдаются разные анализы. Есть тот, который делается один-два дня, а есть анализы, которые делаются один-три месяца. Это всё для выявления палочки Коха. Это ожидание изматывало и высасывало силы даже больше, чем сама болезнь.

Под микроскопом всегда были отрицательные анализы. Но лечить меня начали. Где-то месяц не приходило осознание, что болею. Таблетки я начал пить, они обычно оказывают очень сильное влияние на организм. Но мне повезло, и побочных эффектов не было. Кстати, в диспансер меня не определили, не знаю почему... Может быть, мест не было. Увидев, какие там люди лежат, была мысль, что кладут тяжелобольных пациентов, поэтому я не расстроился.
Спустя месяц-два пришел анализ посева, вот там и был положительный анализ. Плюс ко всему я ещё и открытой формой был болен. Просто выделение палочки было скудное. К тому же было уже много пропито противотуберкулёзных препаратов. Следовательно, шанс заразиться от меня был минимальный. Но родителей я всё же потащил проверяться. Слава Богу, они не заразились. Через шесть месяцев снова сделали флюорографию, тьфу-тьфу, также всё хорошо.

Где-то первые два месяца мне казалось, что болезнь — это наказание за какие-то грехи. А дальше пришло осознание, что это награда. Это признание может показаться глупым, но я серьёзно. Не знаю, как вам это объяснить. Я получил возможность увидеть мир под другим углом, его изнанку, может быть. Других людей, другую жизнь. Переосмыслил самого себя.

Я не отчаиваюсь, ведь если звёзды зажигают, это кому-нибудь нужно… Так и я заболел, потому что так было нужно. Урок усвоен. Ошибок больше не будет. Я очень хочу в это верить.

Источник 74.ru


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ НОВОСТИ - <<ЖМЕМ СЮДА>>


© Славгородские вести  2019 год.

При использовании информации гиперссылка на Официальный сайт "Славгородские вести" обязательна.
Редакция может публиковать статьи в порядке обсуждения, не разделяя точку зрения автора. За точность приведенных фактов, цитат, экономических и статистических данных, собственных имен, географических названий и прочих сведений несут полную ответственность авторы опубликованных материалов. Фотографии, не отмеченные особым образом, взяты из свободных источников и не являются собственностью редакции.