• 01.JPG
  • 02.JPG
  • 03.JPG
  • 04.JPG
  • 05.JPG
  • 06.JPG
  • 07.JPG
  • 08.JPG
  • 09.JPG
  • 10.JPG
  • 11.JPG
  • 12.JPG
  • 13.JPG
  • 14.JPG
  • 15.JPG
  • 16.JPG
  • 17.JPG
  • 18.JPG
  • 19.JPG
  • 20.JPG
  • 21.JPG
  • 22.JPG
  • 23.JPG
  • 24.JPG
  • 25.JPG
  • 26.JPG

«Омичка из СССР» открыла шокирующие подробности своей прошлой жизни

Категория: общество Опубликовано: 10.02.2019
Галина Абаскалова, которая долгие годы в одиночестве выживала с паспортом несуществующей страны, в откровенном разговоре с Om1.ru призналась, что повышенное внимание для нее — не меньшее испытание, чем прежняя жизнь в нищете, голоде и постоянном страхе.

Отвергнутая

Мы очень долго договаривались с ней встретиться. Казалось бы — вот он свет в конце тоннеля: новенький паспорт, законная пенсия, электричество, вода, неравнодушные люди, которые потянулись к дому намаявшейся женщины с продуктами и вещами. Но в её глазах холод и непреклонность: «мне ничего не нужно», «не хочу, чтобы думали, что я нищая», «у меня всё есть».

И действительно, для человека, который многие годы перебивался случайными заработками и нередко, как выяснилось, голодал, в запасе нашлись и симпатичные шторки на окна (которые появятся там после ремонта), и приличное постельное бельё, и даже «красивая юбка на выход». Но от помощи других она отказывается вовсе не поэтому. А потому, что привыкла не брать, а ОТДАВАТЬ. Вещами, преданностью, бескорыстной любовью, состраданием… Но от этого все равно так и не стала НУЖНОЙ.

«Отвергнутая», — говорит она каменным голосом. И в холодных глазах появляются слезы… В эту секунду хочется её обнять и молча просто плакать. Но она вдруг открывается. Признаётся, что давно ни с кем не говорила по душам. И тут же оправдывается: мол, голос у неё обычно «не такой хриплый».

Родственники, как оказалось, у Галины Петровны есть. Живут в соседнем доме. Муж родной сестры, трое племянников и внучка. Но общение с ними прекратилось сразу после смерти её сестры. Племянница просто захлопнула дверь и больше не пустила женщину на порог.

— Я их всё равно люблю. И молюсь каждый день за их здоровье и благополучие. В Омск я переехала из Новосибирска, когда мне было 33 года. Переехала, потому что здесь жили родители и сестра со своей семьёй. А для племянников я никогда ничего не жалела. Ещё пока жила в Новосибирске и работала в магазине детских товаров, сумками возила им дефицитные вещи и игрушки, которые в то время достать можно было только по блату. А сколько посылок сюда отправляла… И потом, когда переехала в Омск, постоянно сидела с ребятишками. Успела и внучку понянчить. Пеленки ей стирала, присматривала, даже в школу проводила. Сейчас Ксюше 17. Уже и не узнаю, если встречу. Последний раз её видела девять лет назад. После смерти сестры родственникам я стала не нужна. Да и к тому времени я подписала им свою квартиру. Не добровольно, конечно, но какое сейчас это имеет значение.

— А свою семью не получилось создать? — аккуратно спрашиваю я

— Не получилось, — говорит Галина Петровна. — Хотя и отношения были, и ребёночек был. Но потом его не стало…

Она замолчала И проглатывив подступивший к горлу ком, тихо призналась: «Никогда никому об этом не говорила. И не буду говорить». В её глаза вернулся холод.


Несладкое соседство

Сидим в тишине. Замечаю ту самую кружку, в которой она многие годы заваривала на батарее себе чай. А на столе уже новый электрочайник. Правда, к старым розеткам он не подходит, договорились на днях встретиться и поменять их. И заодно попить чай с малиновым вареньем.

— Я вообще сладкоежка, — неожиданно признается Галина Петровна. Никогда не забуду, как на восьмое марта подруги привезли мне кулёк с конфетами. Килограмм пять сразу! Правда, досталось мне тогда совсем немного. Почти все их вытаскал мой сосед. Он у меня постоянно всё таскал. Замок-то на двери появился совсем недавно.

Оказалось, что в соседней комнатушке рядом с Галиной Петровной действительно проживает совсем недружелюбный мужчина.

— Это сейчас он немного успокоился, потому что ко мне каждый день кто-то приходит: то электрики, то сантехники, то Лена (Елена Мороз, старшая по дому — прим Om1.ru). Но как только все утихнет, он наверняка наверстает упущенное. Опять начнутся преследования, угрозы и жалобы во все инстанции. Ему ведь всегда все мешали, а я особенно. Раньше он меня прям с самого утра из моей же комнаты выгонял. Подойдет к двери, стучит, ругается, что я за жильё не плачу и живу незаконно, что я воровка и пьяница.

— Помню, как однажды он выгнал меня, когда я сильно болела. Температура была под 40. Я подняться не могла. Просто накануне надо мной соседская девочка подшутила: захлопнула входную дверь, когда я вышла из подъезда вынести воду после уборки. А я раздетая, в одних тапочках. Стояла минут 15 на морозе, пока не запустили. В итоге заболела. Но моему соседу плевать на это. Он привык, что меня утрами нет. Так я на работу обычно уходила, поэтому меня это сильно не тревожило. Да и спорить с ним себе дороже: столько раз он меня бил, унижал, преследовал на улице. Да еще и постоянно жалобы писал: то я газом его травлю, то из-за меня началась война на Украине. В милиции на него в итоге рукой махнули, но он дальше пошел. Пожаловался в департамент жилищной политики. После этого ко мне несколько раз приезжали и грозились выселить. А куда мне было выселяться? На улицу? Сколько я там проживу? Часа три? Но я готовилась к худшему. Уже записку написала, чтобы все мои вещи вытащили сами, когда я уйду. Потому что мне их везти некуда.


С миру по нитке

История с выселением в итоге временно утихла. Хотя прав на комнату у пожилой омички действительно нет. Все, что осталось — штамп в паспорте СССР с регистрацией в общежитии, которое когда-то принадлежало предприятию «Сибнефтехиммонтаж». Сейчас собственник помещения сменился, как и его статус. «Общажные» каморки в итоге превратили в отдельные квартирки, и их вскоре приватизировали жильцы. А Галину Петровну, которая когда-то работала здесь же вахтёршей в итоге просто переселили из ее «более просторного жилья» в маленькую комнатушку без воды и канализации. Да еще и ордер «забыли» выдать. Разбираться тогда с этой несправедливостью женщина не стала. Боялась потерять последнюю крышу над головой. Поэтому просто смирилась…

Смирилась она в свое время и с тем, что осталась без паспорта и средств к существованию. Обвинять её в этом и искать причину равнодушия к собственной жизни, я не буду. Но знаю, что она есть. Слишком ЛИЧНАЯ и слишком БОЛЕЗНЕННАЯ. Просто от себя хочу поблагодарить всех, кто не прошел мимо этой судьбы и не стал осуждать этого человека .

Старшую по дому Елену Мороз, которая через сопротивление и страхи помогла Галине Петровне получить паспорт и договорилась с управляющей компанией списать долги за обслуживание жилья и бесплатно установить унитаз, раковину и подвести воду. Она же помогала договариваться с поставщиками услуг, чтобы те списали незаконно начисленные долги за коммунальные услуги, которые женщина не получала. В ближайшее время Елена продолжит помогать с оформлением пенсии, страхового медицинского полиса, ИНН и документов на жилье.

Отдельное спасибо хочется выразить сотрудникам УМВД России по городу Омску, которые в рамках акции «Милосердие» простили женщине штраф в размере 1,5 тысяч рублей за то, что та вовремя не получила паспорт. А также тем, кто передавал ей вещи и продукты. И помог погасить долг за подключение электричества.

В ближайшее время планируется погасить и накопившуюся за многие годы внушительную задолженность за отопление, которую сама Галина Петровна просто бы не осилила.


Душа наизнанку

— Вы хоть немного взбодрились? — пытаюсь увидеть лучик надежды в равнодушных глазах моей собеседницы — Думали, на что потратите первую пенсию?

— Телевизор хотела отремонтировать. Я ведь лет 15 его не смотрела. А мой почти не показывает. А вы говорите, что теперь ещё и приставку нужно какую-то покупать. Вот теперь и не знаю. Потихоньку обои поменяю. Да диван поищу. Этот гроб уже не раскладывается и весь продавлен. Ещё электроплитку надо, чтобы готовить. Мне вот принесли старенькую, я на ней даже суп успела сварить. А потом пробки выбило. Поэтому выброшу её, чтобы пожар не случился. А что мне еще надо? Ничего. Девчонки вон принесли пакеты с вещами. Но мне они ни к чему. Носить я привыкла то, что легко стирается и быстро сохнет. Шторки у меня свои есть. И постельное белье хорошее. Могу даже показать…

Галина Петровна извлекает из глубины шкафа пакеты с аккуратно сложенным постельным бельем — тем самым, из СССР, которое отличалось качеством и до сих пор стоит немалых денег. Но это немногое, что ей удалось сохранить с тех времен. Ту же посуду ей пришлось сдать, чтобы не умереть с голоду.

— Были периоды, когда совсем было нечего есть?

— Были, — признается Галина. — Однажды восемь дней сидела на одной воде. Думала, все. Но нет, выгреблась. А так, бывает, подруги помогают. Иногда и колбасу приносят. Карамельки себе покупаю. Грамм по 200. Сухарики сушу, вечерами их ем. Так что всё нормально.

— А на Новый год на столе что было?

— Печенье было. И немножко конфет. Новый год вообще для меня особенный праздник. Ночью я выхожу на улицу и смотрю фейерверки. А накануне днём хожу по магазинам. Рассматриваю прилавки, наблюдаю за людьми. Мне нравится вся это праздничная суета. Это ведь жизнь.

— Вам горько в эти минуты? 
— Нет. Все происходящее я воспринимаю, как картинку на экране телевизора. Яркую, красивую, но чужую. Мне спокойней, когда я одна. Я ведь никогда ни у кого ничего не просила. Даже, когда было совсем тяжело. Справлялась сама. Но при этом знала, что никому ничего не должна. Это и есть свобода. Поэтому сейчас мне тяжело принимать чужую помощь. Пусть меня осудят, но недавно мне передала какие-то вещи женщина из нашего дома, которая ещё недавно меня унижала и оскорбляла. Я в итоге отнесла эти пакеты к мусорным бакам, где их забрали нуждающиеся. Вещи не пропали, моя совесть чиста. Но такую помощь я не приму. Да и не хочу я больше ни к кому привязываться.
Это раньше я была доверчивая, с открытой душой. А сейчас понимаю, что по твоей душе, вывернутой наизнанку, обязательно пройдется тот, кому ты доверился.

— Галина Петровна, на днях вам подключили электричество. Неужели это совсем не добавило света в вашу жизнь?

— Добавило, конечно. Это непередаваемые ощущения. Но я бы не сказала, что без света я не жила. Ко всему ведь быстро привыкаешь. С наступлением сумерек, я постоянно ходила гулять. Потому что в это время меня почти никто не видел и не пытался унизить или оскорбить. Ночами я выносила воду из дома, которую днём таскала в пятилитровых бутылках с колонки. Эту воду я грела у батареи. А вечерами могла спокойно помыться, постирать белье или почистить посуду… занятия всегда находились. Зато, когда было светло, всегда читала — газеты, журналы, книги, которые отдавали. Показать?

Она приподнимает сиденье дивана и демонстрирует внушительную библиотеку. Я отступаю… Обнимаемся и просто договариваемся о скорой встрече.

Сильная, умная, стойкая, справедливая. Но при это совершенно безропотная и израненная. Она действительно давно потеряла смысл жизни и опустила руки. Жила, чтобы просто жить. Но глубоко в сердце продолжала верить в то, что всё еще может оказаться кому-то нужной. Как глоток воздуха. Как живительный источник бескорыстной любви…

Источник om1.ru


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ НОВОСТИ - <<ЖМЕМ СЮДА>>


© Славгородские вести  2019 год.

При использовании информации гиперссылка на Официальный сайт "Славгородские вести" обязательна.
Редакция может публиковать статьи в порядке обсуждения, не разделяя точку зрения автора. За точность приведенных фактов, цитат, экономических и статистических данных, собственных имен, географических названий и прочих сведений несут полную ответственность авторы опубликованных материалов. Фотографии, не отмеченные особым образом, взяты из свободных источников и не являются собственностью редакции.