"Умирающие" села Алтайского края...как живет село Новотроенка?

Категория: общество Опубликовано: 02.08.2018

В краевом центре время летит вперёд стремительно. Это заметно даже тем, кто не пытается отследить его ход — постоянно открываются и закрываются кафе и магазины, перекрываются для ремонта улицы, билборды под окном меняются чаще, чем список сериалов в телепрограмме. Большой город — это всегда бег в будущее.

В райцентрах время уже не бежит, а идёт. Но тоже вперёд — что-то меняется, обновляется, но не стремительно. В некоторых сёлах Алтайского края время стоит — год за годом там всё одно — те же лица, дороги, заботы, традиции. Заповедник жизни на обочине процессов в стране.


Но есть села, где время идёт назад. Объекты культуры и торговли закрываются, люди разъезжаются, Такие села называют умирающими. В Алтайском крае подобных деревень немало, но обычно они являются труднодоступными — в конце горных или таёжных дорог или в стороне от основных дорог в степной зоне. Однако, есть удивительные исключения. Такое, как село Новотроенка в Усть-Калманском районе Алтайского края. Оно расположено на оживлённой трассе Алейск — Чарышское, но в нём по данным статистики живёт 42 граждан, а, по словам местных жителей — всего 14 человек — семь жилых домов. Школы нет, почты нет, магазина нет, перспектив нет, хозяйство натуральное, вода с перебоями.


Была деревня


История села насчитывает многим более ста лет. В 1732 году русскими раскольниками было основано село Усть-Калманка. А в 1765 году появился Чарышский форпост, где располагался батальонный госпиталь, солдатская казарма, казначейство, оружейная, артиллерийский сарай и пороховой погреб. На дороге от Усть-Калманки к Чарышскому и появилась деревня — по двум сторонам оврага, в залитых солнцем лугах.
На картах Российской империи деревня Ново-Троицкая фигурирует уже в 1893 году. Но ещё раньше сельское общество деревни Ново-Троицкое Покровской волости Змейногорского уезда составляет собственный план церкви-школы и отправляет его в соответствующие инстанции. Согласно чертежу, длина церкви-школы без алтаря должна была составлять 20 аршин, а ширина 10 аршин — 14 на 7 метров. Высота здания — 5 метров (7 аршин). Внутреннее деление постройки предполагало устройство собственно помещения для школы с западной стороны и занимало треть от общего объёма сооружения. Планировалось, что в школьной части здания будет устроено пять окон — два с выходом на прицерковную площадь, одно на север и два на южную сторону. Судя по поклонному кресту, установленному сегодня в селе, храм был посвящён Казанской иконе Пресвятой Богородицы.


В советские годы в селе активно развивалось животноводство и растениеводство. По воспоминаниям оставшихся местных жителей, в 60-е годы в Новотроенке проживало больше 1000 человек, а в лучшие годы население села доходило до 1700 человек. Была школа, магазин, большая ферма, клуб со своей радиостудией и кружком радиотехники.
Сегодня детей в селе нет — самым молодым под 50 лет. Здание клуба заброшено и разваливается — окна отсутствуют, внутри сырость, доски пола грозят провалиться, из «нового» — только пустые бутылки из под водки. Из старого — древние радиолампы и раскрытая книга Александра Федеева «Молодая гвардия».


Во время войны село отправило на фронт много солдат. Красноармеец Василий Лукьянов ушёл на войну в июле 1941 года, в сентябре погиб при бомбардировке воинского эшелона в Вологодской области так и не добравшись до фронта, и долго числился пропавшим без вести. А его односельчанин Василий Скорняков успел повоевать, погиб в бою в декабре 1942 года и похоронен в братской могиле возле города Руза Московской области. Памятник им и другим, воевавшим в 1941-1945 годах, стоит в селе возле бывшего клуба, утопая в листве, так же заброшенный.


Обитаемый остров


Куда и когда пропало село, местные сами не знают — это уже не село, а хутор, с домами в высокой траве, исчезающими среди деревьев. Каждый живёт как на отшибе, каждый выживает, как может. Кто-то, как дядя Иван, разводит коров, кто-то — как пенсионерка со своим взрослым сыном — держат сразу две пасеки. И сдают мёд перекупщикам по смешной цене — 6000 рублей за 40-литрвоую флягу — 150 рублей за литр. Тогда как в соседней Маралихе мёд туристам продают по 1200 рублей за три литра — по 400 рублей. Но в Новотроенке туристов не бывает — приходиться сдавать мёд посредникам.
Магазин в селе закрыт уже четыре года — предпринимателям не выгодно торговать для 14 человек. За продуктами приходиться ездить в райцентр — за 40 километров в Усть-Калманку. Пенсионеры совмещают покупку продуктов и лекарств с получением пенсии. Ездить получается на машинах, у кого они есть, или на проходящих по трассе рейсовым автобусам — иногда их приходится ждать много часов.


Сегодня в селе есть свет и вода, но зимой с водой были большие проблемы — привозной хватало только на питье и приготовление пищи, а воду для стирки приходилось копить. В очень снежные зимы выбраться из села очень трудно — трассу могут перекрыть и тогда люди сидят дома, пока не откроют дорогу или снаряжают кого-то на коне в ближайшую деревню.
От первого обитаемого дома в селе до трассы — метров двести. Летом гул пролетающих мимо машин заглушается мерным гулом пчёл. Но осенью или зимой свет фар на трассе — как огни кораблей, проходящих мимо острова. Давно открытого, никому не интересного, со своими робинзонами, которых корабли уже не возьмут в большой мир и не отвезут на материк. 

Сообщает Рамблер

СМОТРЕТЬ ВСЕ НОВОСТИ ЗА СЕГОДНЯ - ЖМЕМ СЮДА  

Поделиться с друзьями:


© Славгородские вести 2017 - 2018.

При использовании информации гиперссылка на Официальный сайт "Славгородские вести" обязательна.
Редакция может публиковать статьи в порядке обсуждения, не разделяя точку зрения автора. За точность приведенных фактов, цитат, экономических и статистических данных, собственных имен, географических названий и прочих сведений несут полную ответственность авторы опубликованных материалов. Фотографии, не отмеченные особым образом, взяты из свободных источников и не являются собственностью редакции.