• 009.JPG
  • 010.JPG
  • 011.JPG
  • 012.JPG
  • 013.JPG
  • 014.JPG
  • 015.JPG
  • 016.JPG
  • 017.JPG
  • 018.JPG
  • 019.JPG
  • 020.JPG
  • 021.JPG
  • 022.JPG
  • 023.JPG
  • 024.JPG
  • 025.JPG
  • 026.JPG
  • 027.JPG
  • 028.JPG
  • 029.JPG
  • 030.JPG
  • 031.JPG
  • 032.JPG
  • 033.JPG
  • 034.jpg
  • 035.JPG
  • 036.JPG
  • 037.JPG
  • 038.JPG
  • 039.JPG
  • 040.JPG
  • 041.JPG

Алтайские судьи решили оставить на свободе женщину, измывавшуюся над приёмными детьми

Категория: дежурная часть Опубликовано: 14.09.2019

Условный срок для опекуна из Заринского района, допустившей жестокое обращение с приемными детьми, мог превратиться в реальный. Но суд апелляционной инстанции оставил даму на свободе.

«Прошу меня оправдать»

Заседание апелляционного суда по делу 45-летней Татьяны У. из Заринского района получилось эмоциональным. Да и не могло, наверное, быть другим, ведь касалось судьбы детей, оставшихся без собственных родителей. А тут еще вышло так, что и опекун проявила себя далеко не с лучшей стороны.

Суд первой инстанции приговорил ее к условному сроку. Прокуратура сочла такое наказание несправедливым и чрезмерно мягким.

– Опекун ненадлежаще исполняла свои обязанности, воспитывая приемных детей, – сказала прокурор апелляционного отдела прокуратуры края Олеся Банщикова. – Позволила себе бить их, унижать. Делала это систематически. Особенно пострадал девятилетний мальчик. У него от таких варварских воспитательных мер была сломана нога. Поэтому считаю, что бывшему теперь их опекуну следовало бы отбывать наказание в колонии общего режима.

Прокурор настаивала на этом во время заседания. Адвокат и сама Татьяна У., наоборот, приводили аргументы в пользу того, что женщина не совершила никакого уголовного преступления. Административное, мол, еще может быть. Но только исключительно из-за того, что такие трудные ей достались дети. При этом дама заявляла, что очень любила всех приемных детей и теперь скучает без них. Ведь органы опеки забрали не только проблемных девочку и мальчика, из-за которых у Татьяны У. произошел нервный срыв, но и всех остальных. В ее словах сквозила явная жалость к себе самой. Ведь старалась накормить и одеть, уставала физически, эмоционально… И вот оказалась в суде.

Казалось, женщина никакого раскаяния не испытывала, не понимала, почему вдруг ее привлекли к уголовной ответственности. Винила в случившемся кого угодно, только не себя. Например, органы опеки, якобы навязавшие ей этих изначально ненужных девочку и мальчика. Да еще и самих этих детей готова была упрекать. Мол, довели. Бывший опекун не скрывала в суде своего настоящего отношения к ним, называя их умственно отсталыми. Говорила, для нее было важно любыми способами заставить воспитанников учиться. А те девочка и мальчик, что последними пополнили семью, отлынивали от уроков. Вот она и прибегла к побоям как к наиболее доходчивой мере воспитания.

Адвокат тоже ничего ужасного, по его словам, в этом не увидел. Мол, порки школьников – явление, в истории применявшееся неоднократно. А теперь «надо же, раздули».

Судьи, оценив аргументы сторон, оставили даме условное осуждение на три года шесть месяцев, как первоначально приговорил ее суд.


Тревожные симптомы

Но как бы ни пыталась бывший опекун представить себя жертвой обстоятельств, то, что она устроила в большой семье с приемными детьми с начала сентября 2018 года, вышло далеко за рамки закона. И вряд ли человеку, проявившему себя с такой стороны, стоило вообще доверять воспитание детей, которые и так уже настрадались в своей еще недолгой жизни, оставшись без родных матери и отца.

А в истории опекунши, которая не смогла сдержать свою агрессию по отношению к приемным детям, разбирались следствие и суд.

Следователь по особо важным делам управления Следственного комитета РФ по краю Артем Дорожкин рассказывает:

– Когда ученик третьего класса пришел в школу с явными следами побоев, учителя обратили на это внимание. Расспросили его и поняли, что травмы он получил из-за рукоприкладства приемной матери. И после этого к ней выехали представители органов опеки и попечительства, полицейские. Информация о том, что женщина била детей, подтвердилась. И всех приемных детей у нее забрали.

Основания для этого были веские. Например, инспектор по делам несовершеннолетних, приехав в школу, сразу поняла, что ребенок в опасной ситуации, как только его увидела. Когда он зашел в учительскую, она сразу заметила, что на его лице отеки и синяки под глазами и ссадины. Он сильно хромал при ходьбе. За ушами на голове были царапины, покрытые коростами. Было явно видно, что на голове вырван клок волос. Мальчик находился в подавленном состоянии.

Рассказал, что в семью опекунши попал в июле. До учебного года было все хорошо. А потом она стала заставлять его делать уроки, однако он не успевал. Поэтому она начала его бить. Ударила табуретом по голове, таскала за волосы и за ухо, пинала по ноге. После этого ему стало больно ходить, стал хромать. При этом было видно, что он и на момент общения испытывал острую боль, даже говорил тяжело.

В один из дней «мама» сказала, что он не достоин спать на постели, так как не сделал уроки. Он всю ночь проспал на полу на коврике без одеяла и подушки.

Когда кто-либо, в том числе другие дети, спрашивали, почему у него синяки и травмы, он не хотел им рассказывать, так как ему было обидно и неприятно про это говорить, поэтому он отвечал, что упал.

Потом обнаружилось, что у мальчика перелом ноги, с которым он уже два дня посещал школу. И опекунша даже не собиралась везти его в больницу.

Также выяснилось, что примерно такими же методами Татьяна У. постоянно воспитывала еще и девочку, которая сказала, что жить у такой «мамы» ей не нравится.

Татьяна У. била ее, таскала за уши. Девочка рассказывала, что в марте 2018 года, когда она гуляла в ограде их дома, опекун стала ругать ее за то, что она не слушалась. Потом схватила руками за куртку и толкнула в снежную насыпь. Девочка упала и ударилась лицом о твердый лед.


«Сильно раздражало»

Когда дело в отношении Татьяны У. было возбуждено, она частично признавала свою вину. Рассказала, что жила вместе с родным сыном и семерыми приемными детьми, которых взяла под опеку. Мальчик, из-за которого было возбуждено уголовное дело, попал к ней летом 2018 года. С июля по август у нее с приемным сыном были хорошие отношения, адаптация его в семье прошла хорошо.

В сентябре все испортилось. С первой недели учебы начались проблемы, так как мальчик отказывался делать уроки. Якобы говорил, что раньше за него уроки делала бабушка. Это сильно раздражало опекуншу, по ее признанию, и она могла повысить на ребенка голос.

А 4 сентября она впервые побила мальчика. Потом это стало происходить регулярно. А через 10 дней следы побоев заметили в школе… Сначала дама говорила следователю, что понимает сама, была неправа, находилась в нервном срыве. Заявляла, будто вину признает и раскаивается. Потом отказалась что-либо объяснять, сославшись на то, что озвучит свою позицию в суде.

В суде же заявляла, что не издевалась над детьми. А они все так представили, потому что неразвитые и лживые. Правда, экспертиза показала, что дети не склонны к фантазированию.


Судьба ребёнка …

После того как мальчика забрали у Татьяны У., он месяц провел в больнице. А потом его определили в Заринский центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Он хромал на левую ногу, так как после перелома она еще заживала и не была до конца разработана после гипса.

Мальчик быстро освоился в центре. По словам специалистов, он легко идет на контакт, коммуникабельный, поэтому со всеми детьми легко общается, не конфликтует. Чужие вещи без спроса не берет. Со взрослыми также легко общается. Все, что они говорят, мальчик выполняет. При необходимости спрашивает разрешения, то есть к нему можно найти подход.

Единственная проблема – это учеба. Самостоятельно не может выполнять уроки, только под контролем. В школу ходит, не прогуливает. По поводу его поведения там никаких претензий от учителей нет. Общеобразовательную программу в целом усваивает, хотя и слабо.

Так что признаков явной умственной отсталости, на которые ссылалась бывшая мачеха, никто из других взрослых у него не заметил.


От автора

Что касается юридической части этой истории, она нашла свое логическое завершение. А по-человечески жаль, что так получилось. Очень горько, что те люди, которые берут под опеку детей, не всегда понимают, какую возлагают на себя ответственность. Может быть, и тем органам, что решают, может ли человек стать настоящей мамой, а не злой мачехой для осиротевших ребятишек, стоит более внимательно оценивать претендентов на роль опекуна и их возможности, в том числе интеллектуальные и психологические. Ведь та же Татьяна У., забирая уже восьмого ребенка, возможно, не очень понимала, что может не справиться. А потом не могла этого признать, пока не оказалась фигурантом уголовного дела.

А наиболее пострадавшими здесь вновь оказались самые беззащитные – дети.

Источник ap22.ru


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ НОВОСТИ - <<ЖМЕМ СЮДА>>


© Славгородские вести  2019 год.

При использовании информации гиперссылка на Официальный сайт "Славгородские вести" обязательна.
Редакция может публиковать статьи в порядке обсуждения, не разделяя точку зрения автора. За точность приведенных фактов, цитат, экономических и статистических данных, собственных имен, географических названий и прочих сведений несут полную ответственность авторы опубликованных материалов. Фотографии, не отмеченные особым образом, взяты из свободных источников и не являются собственностью редакции.