Славгородский эксперт-криминалист: «Не бывает преступлений без следов»

Категория: консультирует специалист Опубликовано: 12.03.2019

1 марта 2019 года экспертно-криминалистическая служба полиции России отметила свой 100-летний юбилей. Накануне праздника начальник экспертно-криминалистического отделения г. Славгорода майор полиции Дмитрий Васильевич Литвин рассказал читателям «СВ» о том, как он пришёл в криминалистику, о первых шагах в профессии, о трудностях, с которыми он столкнулся, а также об особенностях его работы.

Дмитрий Васильевич Литвин.


Как вы пришли в эту профессию?

– Я пришёл в экспертную службу из гражданской профессии. У меня высшее ветеринарное образование, и, прежде чем прийти в криминалистику, я много лет работал ветеринарным врачом в Славгородском совхоз-техникуме. Когда совхоз распался, мне пришлось искать другую работу, и в 2005 году, узнав о том, что в экспертную службу требуется сотрудник, я пришёл в отдел полиции и переговорил с начальником отдела Алексеем Масловым. Главным требованием к кандидату на трудоустройство было умение владеть фотоаппаратом, проявлять плёнку и печатать фотографии. Также требовалось высшее образование, так как это была офицерская должность. Я подходил для этой должности по всем характеристикам и меня приняли на работу. Так я стал экспертом-криминалистом. Большую помощь в моём профессиональном становлении оказали работающие в то время эксперты-криминалисты Алексей Маслов и Дмитрий Петраков.

В чём заключается работа эксперта-криминалиста?

– В осмотре места происшествия. Изначально нашей задачей является обнаружение и изъятие следов преступления, сбор вещественных доказательств, по результатам осмотра составляется протокол. Дальнейшая работа осуществляется в лабораториях и кабинетах, где собранные материалы подвергаются тщательному анализу, на основе которого мы стараемся воссоздать картину преступления, затем выносим экспертное заключение.

С какими трудностями вы столкнулись, придя в криминалистику?

– Поскольку я пришёл из гражданской профессии, поначалу для меня всё было сложно и незнакомо, так как пришлось иметь дело с вещами, с которыми никогда прежде не сталкивался.

Например, обнаружить следы преступления, зафиксировать, сохранить, проанализировать их, – всё это для меня было на первых этапах сложно. К тому же, когда я начинал свою работу, в Славгороде ещё не было электронной дактилоскопической базы. В то время она была в виде картотек, то есть все отпечатки пальцев размещались на бумажных носителях: на картон наклеивались фотографии следов, изъятых на месте происшествия. Картотека состояла из порядка пяти тысяч дактилоскопических карт. Чтобы найти отпечатки пальцев преступника, мы брали стопку материалов с отпечатками пальцев лиц, которые по предоставленной нам оперативными сотрудниками информации могут быть причастны к совершению преступления, и, вооружившись лупами, производили сравнение следов, изъятых на месте происшествия, со следами из картотеки. Эта работа отнимала много времени. В настоящее время все дактилоскопические карты помещены в компьютерную базу, что способствует существенному сокращению времени поиска и идентификации отпечатков пальцев преступников.   

Вы можете вспомнить ваш первый выезд на место происшествия?

– Первый выезд на место происшествия состоялся во время прохождения мной трёхмесячной стажировки в отделении экспертной службы.

Поступило сообщение об убийстве, и мы выехали по адресу. Осмотр проводил мой старший руководитель, а я лишь наблюдал за его действиями и в некоторых моментах помогал ему. Честно говоря, в тот день и в первые годы работы, когда приходилось выезжать на место совершения убийства, самоубийства или ДТП, где приходилось осматривать трупы, мне было не по себе. Я остро чувствовал горе людей, потерявших своих близких. Со временем эмоции ушли на второй план. 

Бывали ли в вашей практике случаи, когда преступник не оставлял следов?

– Следы остаются всегда: от обуви, рук; волосы, ворс с одежды, слюна, частицы кожного покрова… Не бывает места преступления без следов, оставленных злоумышленником.

Можно ли по характеру улик определить пол преступника?

– По отпечаткам пальцев и  обуви, по биологическим следам, по почерку можно с уверенностью сказать, мужчина это или женщина.

Приходилось ли вам иметь дело с тщательно спланированными преступлениями?

– Да, и довольно часто. К  примеру, было очень много тщательно спланированных квартирных краж в городе Яровое. Там преступник работал в перчатках, поэтому следов не оставлял. Но в одном из эпизодов, по каким-то причинам он снял перчатку, в итоге нам при осмотре удалось обнаружить несколько отпечатков его  пальцев. По этим следам мы его быстро нашли, и в дальнейшем следователям удалось доказать остальные эпизоды совершённых им преступлений.

Несколько лет назад в Славгороде двое преступников орудовали в гаражах. Они никогда не оставляли отпечатков пальцев, единственными следами, оставленными на местах, были следы от обуви. Но по  ним сложно доказать причастность лица к совершению преступления, так как обувь с аналогичным протектором подошвы и размером могут иметь многие люди. В итоге злоумышленников задержали по брошенному на месте преступления окурку, на котором в результате экспертизы была обнаружена слюна одного из них.

Можете ли вы назвать наиболее громкое или резонансное дело из вашей практики?

– Как раз это вышеупомянутое дело, связанное с квартирными кражами, так как в нём было огромное число эпизодов, очень много людей пострадали от действий квартирного вора. Кабинет следователя был практически весь заставлен коробками с делами по каждому преступлению. И нам приходилось отрабатывать каждый материал, где были представлены следы и вещественные доказательства. В результате нашей работы данный гражданин понёс наказание, получив пять лет колонии. Но отбыв лишь половину срока, вышел на свободу, и вновь принялся за старое. 

Несколько лет назад он был задержан, на этот раз к числу его преступлений добавилось убийство. Во время совершения квартирной кражи в городе Новосибирске он был застигнут хозяевами жилья, которых он жестоко убил. Скрываться ему удавалось недолго, вскоре после совершения преступления он был задержан сотрудниками Новосибирской полиции.

Как вы определяете предметы, на которые следует обратить внимание?

– При осмотре я стараюсь представить себя на месте злоумышленника, взглянуть на произошедшее его глазами. Сам себе задаю вопрос: как бы действовал я сам? Проникнув в чьё-то жилище, на что бы обратил внимание в первую очередь? Каких предметов коснулся? Затем, опрашивая потерпевших, и указывая им на детали, которые вызвали у меня вопросы, спрашиваю, не видят ли они в этом чего-нибудь необычного. Исходя из их ответов, я делаю вывод, где следует искать следы преступления.

Случались ли за время вашей профессиональной деятельности какие-нибудь курьёзные случаи?

– Таких случаев было немало. Для примера могу рассказать об одном из наиболее запомнившихся. Некая гражданка заявила о краже, говорила, что вышла буквально ненадолго из дома, навещала подругу, а, когда вернулась, обнаружила пропажу денег. Мы выехали на место происшествия. Войдя в дом потерпевшей, увидели ужасный беспорядок, который оставил после себя преступник. Всё буквально было перевёрнуто кверху дном, во всех комнатах рассыпаны мука и крупы, впечатление создавалось такое, будто по дому пронёсся торнадо. Когда стали анализировать увиденное, пришли к выводу, что здесь что-то не так. Начали работать с женщиной, задали ей несколько вопросов, на которые она не смогла дать вразумительного ответа. В итоге гражданка созналась, что никакой кражи не было, деньги она прогуляла, а, чтобы не вызвать гнев мужа, который со дня на день должен был вернуться с Севера, она сымитировала кражу.

Как вы можете охарактеризовать ваш коллектив?

– Он небольшой, в нём, включая меня, всего четыре человека: эксперт-химик Ирина Михайловна Строкань, занимающаяся исследованием наркотических средств и спиртосодержащих жидкостей, старший эксперт-криминалист Елена Константиновна Подсадняя, имеющая семь допусков для самостоятельного проведения экспертизы, также у нас недавно появился новый сотрудник – Ольга Валерьевна Гертер. В отличие от коллективов, в которых работает большое количество сотрудников, и люди толком не знают друг друга, у нас сложились прекрасные взаимоотношения. Могу сказать, что наш коллектив – это одна дружная команда, работающая на достижение общей цели.

Чем вы занимаетесь вне рабочего времени? Есть ли у вас какое-нибудь хобби?

– Ещё в детстве я увлёкся разведением животных, видимо, это и обусловило мой выбор ветеринарной профессии. В моём мини-зоопарке были голуби, кролики, рыбки, попугаи. На данный момент у меня дома содержится больше ста декоративных птиц: четыре вида попугаев – волнистые, неразлучники, какарики, ожереловые, а также зебровые амадины. К лету думаю завести ещё канареек.

Дмитрий Васильевич, что пожелаете своими коллегам в честь 100-летия образования службы?

– Своим коллегам я бы хотел пожелать поменьше находиться на работе, иметь больше свободного времени, чаще бывать с родными и близкими. А также так необходимого в нашей работе, терпения. Ну и, конечно же, здоровья, счастья и успехов во всём!

Интервью провёл

Виталий КИРЯСОВ.

Фото автора.


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ НОВОСТИ - <<ЖМЕМ СЮДА>>


© Славгородские вести  2019 год.

При использовании информации гиперссылка на Официальный сайт "Славгородские вести" обязательна.
Редакция может публиковать статьи в порядке обсуждения, не разделяя точку зрения автора. За точность приведенных фактов, цитат, экономических и статистических данных, собственных имен, географических названий и прочих сведений несут полную ответственность авторы опубликованных материалов. Фотографии, не отмеченные особым образом, взяты из свободных источников и не являются собственностью редакции.